Несколько анекдотов «по случаю» от Льва Рубинштейна

 

Поэт и писатель Лев Рубинштейн умеет подобрать анекдот, кажется, практически к любой ситуации — и этим анекдотом охарактеризовать эту ситуацию емко, красочно и доступно каждому человеку. Вот несколько анекдотов из рассказанных им  в фейсбуке и других выступлениях. 

Когда я прочитал бодрые слова премьера Медведева о том, что у каждой, оказывается, российской семьи имеется автомобиль, я сразу же вспомнил старый, но совершенно, по-моему, выдающийся анекдот.
Анекдот, повторяю, очень старый, середины 60-х годов, тех годов, когда официальная пропаганда, — в отличие от нынешней, — напирала все больше не на прошлое, а на будущее.

Будущее там было не менее фантастическим, чем наше нынешнее «прошлое». Но это «будущее» было еще менее уязвимым для критического анализа, чем «прошлое», поскольку, — в отличие от прошлого, — его никто никогда не видел.
Анекдот, в общем, такой.

В клубе какого-то провинциального завода проходит лекция. Лекцию читает очередной «товарищ из Москвы».
«Товарищи! — зажигательно говорит лектор, — Через пять лет, товарищи, каждая советская семья будет иметь собственный автомобиль!»
Бурные аплодисменты.
«А через десять лет, товарищи, — продолжает он, — у каждой семьи будет свой собственный самолет».
Легкое замешательство. Потом робкий голос из зала спрашивает: «Простите, не очень все-таки понятно, а зачем каждой-то семье нужен самолет?»
«Поясняю на примере! — отвечает лектор, — Вы, например, живете в Челябинске. А в Новосибирске, допустим, выбросили муку…»

***

По поводу обещания главы Крыма Сергея Аксенова посадить всех, кто будет воровать песок на пляже.

У Армянского радио спрашивают: «Что будет, если в пустыне Сахаре наступит социализм?
Сначала — ничего, — отвечает Армянское радио, — А потом начнутся перебои с песком.

***

Из книги «Словарный запас»:
А еще мне нравятся вопросы типа: «До каких пор эти рубинштейны будут указывать, как нам жить в своей стране?»
Подобного рода вопросы, как уже было сказано, не предполагают ответов. Гомогенность и нерасчленимость этой, с позволения сказать, картины мира не терпит даже малейшего воздействия извне — в противном случае ей грозит тотальное и непоправимое обрушение. Но однажды на вопрос про «рубинштейнов» я все-таки ответил. Причем ответил вопросом на вопрос. Я спросил: «Вы, простите, о каких именно Рубинштейнах? О моей семье или обо всех моих однофамильцах? Входят ли в число упомянутых вами Рубинштейнов те два брата, которые основали соответственно Московскую и Петербургскую консерватории? А знаменитый психолог Сергей Леонидович Рубинштейн? А великий пианист Артур Рубинштейн? Вы о ком все-таки?» Ответ был лапидарен: «Вы прекрасно понимаете, о ком я говорю». Да понимаю я, понимаю — не маленький. Но и не задать этого вопроса я тоже не мог.

А еще по поводу «рубинштейнов» мне сразу же вспомнился старый анекдот про двух сибирских мужиков, которые долго и сосредоточенно парились в бане. В какой-то момент один из них прервал гробовое молчание и сказал: «Нехорошо это, Степан. Ох, нехорошо». — «Чего нехорошо-то, Егор?» — спросил второй. «А то нехорошо, что ты к моей Наталье ходишь». — «Ну, вас, Фроловых, не поймешь! Наталья говорит, что хорошо. Ты говоришь, что нехорошо».

***

В интервью на вопрос о 90-х годах:

— Я по поводу девяностых годов всегда вспоминаю очень хороший философский анекдот. Идет человек по улице и встречает знакомого, который идет в одном сапоге. И спрашивает его: — Ты что, сапог потерял? — Почему потерял? Нашел!

Это я к тому, что все девяностые годы делились на тех, кто потерял и кто нашел. То есть в одном сапоге были более-менее все. Но у кого-то было ощущение, что он потерял сапог, а у кого-то наоборот. Вот я как раз нашел.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Несколько анекдотов «по случаю» от Льва Рубинштейна